почему мы живем хуже

«Россия богатеет, люди беднеют». Эксперт о том, почему мы живем хуже

Данные соцопросов в последнее время явно противоречат показателям, которые приводят чиновники. Так, 64% граждан отмечают, что им приходится экономить. При этом министр труда Максим Топилин заявил, что зарплаты растут аж на 11%.

О том, почему казна стабильно пополняется, а у людей всё равно становится меньше денег, АиФ.ru рассказал директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Как на бумаге поднимают зарплаты?

Екатерина Барова, АиФ.ru: Почему население не заметило тот рост зарплат, о котором говорят чиновники?

Никита Исаев: Хотите спросить, как так вышло, что люди стали «богатеть», но незаметно для себя? Легко и непринужденно. «Беспрецедентный рост зарплат» на 11%, о котором гордо заявлял Топилин, — это красивая сказка для поддержания позитивного настроя людей, чтобы никто не терял надежды на светлое будущее. Реальность совершенно иная: у людей остаётся всё меньше денег. Чтобы это понять, не нужно смотреть официальную статистику от Росстата. Лучше всего проехать по стране и поспрашивать у людей, сколько они зарабатывают. Никаких 41 364 рублей, о которых докладывает Росстат, нет и в помине. Я знаю, о чем говорю: летом я проехал на автомобиле от Москвы до Сахалина. Зарплаты по 10 тыс. рублей и счета за «коммуналку» по 5 тыс. рублей — вот реальность. Люди вынуждены выживать за счёт огородов, рыбной ловли и сбора грибов. В глубинке это не развлечение для выходного дня, а источник необходимых продуктов.

Странности государственной статистики видны и на контрасте с данными различных независимых исследований и опросов. Так, по данным центра РОМИР, этот сентябрь отличился самыми низкими реальными доходами (то есть доходами с учётом инфляции) с 2012 года. «Левада-центр» отмечает рост обеспокоенности населения такими насущными вопросами, как рост цен и бедность. Сейчас ростом цен обеспокоены 72% граждан, а возможной бедностью — 52%. Замыкает тройку основных проблем населения беспокойство по поводу роста безработицы: об этом задумываются 48% соотечественников.

— Получается, что официальная статистика — это просто лукавство?

— Ну почему же?! В первой половине 2018 года некоторые бюджетники действительно стали зарабатывать побольше. Нужно было срочно выполнять застопорившиеся Майские указы в части роста зарплат врачей, учителей и прочих категорий. Бюджетным учреждениям пришлось мобилизовать все свои ресурсы, но при этом оставить людей без премий во второй половине года.

Ладно премии. Самое интересное, что некоторые в результате такой «убойной» ковки показателей вообще стали получать меньше. «Гибкость» доходов, состоящих из оклада, различных надбавок, стимулирующих выплат, премий, очень помогает составлять красивую статистику и отчеты в любой момент времени. Схема простая: оклад немного повышается, а прочие выплаты сокращаются. Был у вас, к примеру, оклад 5 тысяч, надбавки — еще 7 тысяч, ну и, скажем, премия — ещё 5. Всего выходило 17 тысяч. А теперь размер оклада стал 10 тысяч, надбавки — 2 тысячи, и премии — 3. И вот уже получаете вы 15 тысяч вместо 17, а ваше руководство докладывает об увеличении вашей зарплаты ни много ни мало вдвое! Вот такая хитрая арифметика.

Реальным результатом всех этих находчивых комбинаций стало обнищание населения: в стране насчитывается 32 млн катастрофически бедных людей, которым денег хватает максимум на еду и самые необходимые лекарства. То есть каждый пятый житель бедный даже по нашим скромным стандартам. Зато российские миллиардеры богатеют быстрее всех в мире. Прирост состояния богатейших людей России в первых 3 кварталах 2018 года, по оценке Bloomberg, составил 10,8%. 24 человека за 7 месяцев увеличили своё состояние почти на 14 млрд долларов. Это почти 940 млрд рублей!

«Лишние» деньги

— То есть, если брать доходы населения, лишние деньги сейчас есть только у богатых. А в государственной казне излишки есть?

— Парадокс, но «лишние» деньги в стране есть, только их никто, кроме Минфина, не видит. Это нефтегазовые сверхдоходы. Сейчас далеко не все средства, вырученные от продажи нефти и нефтепродуктов, идут прямиком в бюджет. Казна довольствуется доходами от продажи нефти не дороже 40,8 доллара за баррель. А всё, что выше, отправляется с глаз долой подальше в запасы, а точнее, в Фонд национального благосостояния (ФНБ). И это немалые деньги! Даже сейчас, после падения цен, нефть стоит около 60 долларов за баррель, а средняя цена за прошедшие месяцы 2018 года и вовсе составила 71,55 доллара. То есть 43% нефтегазовых доходов мы вообще никак не ощущаем. Но они есть. По плану запасы ФНБ в этом году должны были вырасти до 3,8 трлн рублей, но они уже достигли 5 трлн рублей. Таким образом, там образовались 1,2 трлн «лишних» рублей. Этих денег хватило бы, например, чтобы каждому российскому пенсионеру в течение года ежемесячно выплачивать по 2 325 рублей.

— Почему же эти «лишние» триллионы не потратить на те же пенсии или на реальное повышение зарплат?

— Дело в том, что ФНБ, аккумулирующий «излишки», выполняет сейчас функцию своеобразного «спасательного круга» на чёрный день. Просто так взять и потратить средства фонда никто не даст. Максимум некоторая сумма может быть выделена в качестве инвестиций в инфраструктуру. Что бы там чиновники ни говорили, но создание запасов — основная задача нынешнего правительства. Через 3 года фонд должен распухнуть аж до 14,3 трлн рублей! Это очень много, только сравните: Резервный фонд, который вытягивал страну во время кризиса на протяжении нескольких лет, насчитывал максимум 5,8 трлн. А благосостояние населения, развитие экономики — получается, что ничего из этого чиновников не интересует.

— Справедливости ради, замечу, что Резервный фонд позволил сгладить падение цен на нефть и рубля в 2014-2015 гг. Может, правительство не зря кубышку собирает?

— Если повторится сценарий 2014 года с резким падением цен на нефть до 30 долларов, или если будут введены санкции в отношении нашей страны по жесткому «иранскому сценарию» и мы лишимся возможности продавать нефть, или если начнётся полномасштабная война, то тогда, конечно, любые запасы будут кстати. Это как подстелить соломку на место падения. Другой вопрос — необходимые объёмы этих запасов: если перегнуть палку, то даже лечение может пойти во вред, не говоря уже об изъятии денег из экономики.

Дорог нет, но вы держитесь

— Вы предлагаете тратить нефтяные «излишки». А есть какой-то альтернативный вариант бюджетного планирования? 

— Есть. Только чиновники эти альтернативы не хотят рассматривать. Деньги, которые сейчас направляются в запасы, могли бы пойти на строительство дорог, на поддержку предпринимательства и создание рабочих мест в малонаселённых городах и сёлах, на создание комфортных условий проживания в деревнях, на переселение людей из аварийного жилья, на повышение пенсий, предоставление льготных кредитов малому и среднему бизнесу.

Уж где-где, а в России масса точек применения средств. Смотрите: в Саратовской области только 9% дорог соответствует нормативам. Причём отечественным нормативам, которые допускают ямы. Но в этом году область получила только 2 млрд рублей на ремонт 153,6 км дорог. Это совсем небольшой участок в масштабах всей области. Дорог нет, а те, что есть, ведут в никуда. За последние 20 лет в стране вымерло 23 тыс. деревень. Сейчас в правительстве появилась идея переселять в деревню безработных и там их трудоустраивать: идея неплохая, только под эти полномочия регионам требуются средства на оказание материальной поддержки переселенцам и создание там рабочих мест, но этих средств им как раз не дают.При этом необязательно полностью отказываться от кубышки. Можно просто поднять планку отчислений в ФНБ или установить какую-то фиксированную сумму. А все оставшиеся доходы направлять на развитие экономики и повышение благосостояния населения. В таком случае будет намного проще удержаться на ногах и вообще не падать ни на солому, ни на твёрдый пол. Все антироссийские санкции сильно бьют по нашей экономике, потому что она слабая. Здоровая же экономика без сырьевой зависимости куда устойчивее: вот Китай, к примеру, не остановил своё развитие из-за торговых войн с США.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.