Город Уржум в XIX веке

старый уржум

В течение XIX века уездный Уржум превращается в красивый благоустроенный городок на юге Вятской земли.

уржум кировской области

Еще по плану 1786 г. в Уржуме вместо старой посадской планировки, когда застройка шла хаотично, появляются широкие прямые улицы. Они шли с севера на юг вдоль речки Уржумки, пересекаясь с перпендикулярными улицами, тянувшимися с востока на запад.

воскресенская улица уржумУржумские улицы получили названия, правда, не все, а только главные, те, которые задавали планировку города, сохранившуюся, кстати, до наших времен. Итак, какие же названия носили уржумские улицы в XIX-начале XX веков?

Воскресенская (Советская), Казанская (Красная), Верхняя (Кирова), Мачехина (самая северная поперечная улица, ныне Белинского), Буйская (Чернышевского), Набережная (или Шонерская), Пустоваловская (Володарского), Митрофаниевская (Елкина) и Берсенская (Революционная).
уржум улица кирова

До советских времен эти наименования не изменялись, только во второй половине XIX столетия Пустоваловская была переименована в Саломатовскую, а Верхняя в Полстоваловскую.

Были еще в Уржуме окраинные улочки, но они названий не имели. По новому плану соборная торговая площадь оставалась главной в городе. Оставалась главенствующей и проходившая через нее Воскресенская улица. Около площади по-прежнему должны были строиться административные здания, а также дома состоятельных людей. Впоследствии эти дома займут собой всю улицу Воскресенскую.
уржум в 19 веке
Оставалась и площадь около Воскресенской церкви с намеченными вокруг нее торговыми рядами. Кроме того, учреждалась площадь около Казанской церкви и трое въездных ворот по дорогам на Нолинск и Вятку, на Яранск и на Казань.

план УржумаГород по плану ограничивал большой вал со рвом, видимо, с целью его обороноспособности, после восстания Пугачева. Правда, вал так и остался на бумаге. По сообщению губернского землемера Е.Родионова, работавшего в Уржуме в 1800-е гг., вал так и не был устроен, также как не была устроена и площадь у Казанской церкви.

Изменил свое расположение и главный мост через Уржумку: он был перенесен выше, с въездом на Берсенскую улицу.
По сообщению путешественника И.Эрдмана, проезжавшего через Уржум в 1808 г., в нем имелось 105 деревянных домов. В то же время землемер Е.Родионов отмечал, что «присутственные места деревянные, ветхие», есть деревянный соляной магазин. Работая в городе, он отметил кварталы для каменного строительства и для деревянных домов на каменном фундаменте, в основном на главных улицах. На окраинах города, по его мысли, должны были жить бедняки – крестьяне и ремесленники.

Последнее было осуществлено в полной мере, в отличие от каменной застройки, которая началась только в середине XIX столетия: в 1836 г. был построен каменный гостиный ряд на Воскресенской улице.

уржум фотоСохранилось подробное статистическое описание города за 1838 г. Из него можно узнать, что в то время в Уржуме имелось 8 улиц и переулков (из них только одна мощеная деревом), 174 дома (7 каменных и 167 деревянных), 2 деревянных моста (видимо, через речки Уржумку и Старицу, в конце столетия появится еще один мост – через Шинерку), 2 немощеные площади, 2 кладбища и еще «пусторожних мест назначеных под постройку домов 8 кварталов». Из 7 каменных домов 5 принадлежало купцам и по 1 мещанину и священнику. По сословиям дома делились таким образом: дворян и чиновников – 18, их жен – 5, духовенства – 9, купцов – 8, мещан – 79, мещанок – 18, солдат – 18, крестьян – всего 3 дома.

уржум до революцииИз-за сплошной деревянной застройки город часто терпел опустошительные пожары, чему способствовало отсутствие воды (особенно в нагорной части) и слабые пожарные команды, состоявшие всего из нескольких человек. Самый сильный пожар, уничтоживший полгорода, произошел в 1820 г. Тогда сгорели все административные учреждения со всеми документами и архивом. 3 августа 1866 г. большой пожар бушевал в нижней части города.

«Вятские губернские ведомости» писали об этом:  “…Огонь быстро охватил четыре соседних дома, которые сгорели. Огонь, раздуваемый сильным ветром, угрожал зданию казначейства и всей нижней части города, где расположены почта и полицейское управление. Здесь высказал большую самоотверженность казначей Лопатин, вынес из казначейства деньги в каменную церковную лавку. Почтовая контора выбралась на поле, полицейское управление тоже готовилось к переносу дел”.

С пожарами жители города и сел справлялись собственными средствами. В статистическом документе 1838 г. сообщалось на этот счет: «… Инструменты у поселян Уржумского уезда имеются багры, ухваты, бочки, ведра, веревки, лопаты, лестницы и топоры. Машин же и других никаких инструментов, равно и нарочных лошадей, не имеется, а когда потребность бывает в лошадях, то поселяне запрягают вьючной для себя при необходимости без очереди».

Из учреждений в городе находились магистрат, суды, больница, школа (приходское и уездное училища размещались в одном доме, пожертвованном в 1835 г. купцом Матвеевым), полиция и тюрьма. Все они по-старинке размещались в деревянных зданиях.

В 1830-е гг. губернский землемер М.Иванин писал: «… Все общественные учреждения – городническое правление, уездный суд, земский суд и городовая тюрьма — помещаются в частных деревянных домах». Об этих учреждениях в 1838 г. тоже приводились интересные цифры. Наибольшие статьи расходов приходились (конечно же!) на содержание власти (магистрата), и составили в том году 1320 р. Для сравнения, содержание полиции обошлось в 150 р., тюрьмы – в 200 р., училища – 300 р. Дороже только вышло содержание пожарных лошадей и починка пожарного инструмента – 1248 р.

«Непредвиденные расходы» составили еще 200 р. и жалование некому приборному мастеру – 16. И больница, и училище особенной популярностью, как нововведения, у горожан в то время еще не пользовались. К примеру, в училище училось из всего населения только 44 ученика.

В 1846 г. инспекцией из Вятки было выяснено, что здания училищ «приходят в ветхость, в особенности крыша, пропускающая течь, требует скорейшего исправления». Впоследствии для приходского училища было построено новое здание. Это был добротный деревянный одноэтажный дом с мезонином, имевший 6 классных комнат и еще 2 в мезонине, видимо, для квартирования учителей. К 1890 г. здание обветшало, и на территории его двора было построено новое, запечатленное на многих старинных фотографиях и сохранившееся до сего времени.

В 1889 г. уездное училище было преобразовано в городское, и него было выстроено солидное каменное здание, также сохранившееся до наших дней.

Городская Уржумская больница, как уже говорилось, существовала в 1813 г. В 1838 г. в ней работало 3 служащих и 1 чиновник. За год в больнице пролечилось всего 33 человека (1 умер); большинство уржумцев, очевидно, не доверяло докторам и предпочитало лечиться по-старинке у знахарей. Занимались первые уржумские врачи и патологоанатомической деятельностью: в течение года ими было «вскрыто» 2 мертвых тела.

В 1853 г. заведовал больницей и всем Уржумским округом один из старших врачей, живших в г. Вятке. Поскольку на него приходилось еще полгубернии, скорее всего, в Уржуме он бывал очень редко, и больница находилась в самом плохом состоянии.

В 1858 г. в отчете Вятской губернской управы, направленном в Петербург, сообщалось: “…Уржумская больница помещена в общественном ветхом деревянном доме, который по холоду, в зимнее время, не соответствует своему назначению”. Из медицинского Департамента Петербурга пришло в Вятку следующее указание: “…Узнать, кто виновен, какие меры следует принять к приведению в порядок, какие потребуются расходы…”. Неизвестно, изменилось ли после этого что-нибудь, скорее всего, нет, поскольку уездные до-земские чиновники, воспетые Салтыковым-Щедриным и другими классиками, слыли своей нерадивостью.

Между тем, число обращавшихся в больницу росло, но в разные годы не являлось одинаковым. Так, в 1856 г., по данным статистики в Уржумской больнице пролечилось за год 137 человек (из них одна женщина), а в 1862 г. – 127 человек (9 женщин).

После реформ 1860-х годов состояние больницы улучшилось, т.к. теперь она перешла в ведение земства. В 1862 г. уржумской больницей на 10 коек руководил медицинский совет. Известно, что в 1867 г. в ней работали один врач и повивальная бабка. Последней именовалась, видимо, акушерка, должность которой была введена при больнице в том году. Акушеркам вменялось в обязанность и наблюдать за сельскими повитухами, обучать их правильному родовспоможению и «…предостостерегать их от бесчеловечного обращения с роженицами”.

В 1871 г. было построено новое здание земской больницы, сначала на 40, а потом на 50 кроватей. При больнице впервые появилось помещение для мертвых тел – усыпальница. В 1876 году при больнице был разбит сад. В 1881 г. больница сгорела, но земством были быстро отстроены новые здания (нашим бы властям поучиться) — 3 одноэтажных и 2 двухэтажных здания (одно полукаменное), в которые больница переехала уже в 1883 г. При этом она по-прежнему была рассчитана на 50 кроватей. В новых одноэтажных корпусах разместились терапевтическое и родильное отделения.

Двухэтажные здания были поделены: первое – под приемный покой, палаты для «сумашеччих», кабинет для лечения глаз (первый этаж), венерические больные (второй этаж); второе – санитарная палата и палаты с решётками на окнах для арестантов (первый этаж), хирургические пациенты (второй этаж). Как видим, предусмотрено было все.

При новой больнице был увеличен и штат персонала – врач, акушерка, 2 фельдшера, 2 фельдшерских ученика, 4 сиделки, 4 сторожа, кухарка; позднее были добавлены еще 2 сиделки и сестра милосердия. В 1875 и 1899 гг. в штаты уездных больниц вводится должность женщин-повитух из грамотных крестьянок (в 1888 г. эта должность закрывалась), т.к. женщины больше доверяли им, а не фельдшерицам-акушеркам.

Даже в 1914 г. при больницах уезда работало 6 повитух. Несмотря на все эти блага, народ в больнице лечиться по-прежнему не хотел: люди предпочитали лечиться народными средствами и у бабушек-знахарок. Еще одной причиной нежелания пребывать в больнице мог быть крестьянский уклад жизни (на долгое лечение вне дома у сельского хозяина не было времени), а также пусть небольшая, но все же плата за лечение и лекарства.

Так, за весь 1899 г. в Уржумской больнице пролечилось… 48 человек из 40-тысячного Уржумского участка, в который входил уездный центр и 10 сельских приходов. В то же время, было сделано 460 хирургических операций – здесь знахарство было бессильно и поневоле предпочитали идти к «дохтору».
Кроме земской больницы, в Уржуме работала «городовая больница», в которой больных принимали амбулаторно, как в нынешних поликлиниках. В отличие от земской больницы, народ сюда шел охотно, причем, число посещений увеличивалось ежегодно. Так, если в 1899 г. городским врачом было принято 10873 человека, то в 1902 г. – уже 14700. В 1897 г. городской врач Н.В.Чемоданов принял за год более 12 тысяч человек, в основном из числа крестьян.

В октябре того же года уржумский купец-меценат С.И.Стародубцев, тогда гласный уездного земства, предложить отметить труд врача денежной премией. Врач Чемоданов пользовался большим уважением среди горожан, и в 1907 г. даже выдвигался в Городскую думу, но не прошел на выборах в г. Вятке.

В середине XIX века в городе появилась и первая аптека, в нижнем этаже дома на углу улиц Воскресенской и Мачехина (на втором этаже размещалась библиотека). Здесь же располагались склад медикаментов, лаборатория и квартира провизора. Что примечательно, все уржумские аптекари до 1920 г., а их было немного — Видеман, Р.Ю.Келлер (1879-1904) и Э.Н.Витман (1911-1920), были немцами.

Еще одним казенным учреждением города была тюрьма, существовавшая с начала его основания. За 1838 год в ней побывало 29 человек (в их числе 1 женщина), все в основном из государственных крестьян окрестных деревень. Из них вышло на свободу 23. Преступления, за которые они отбывали наказание, были следующие: воровство и мошенничество (4), бродяжничество (10), взяточничество (2, значит, сидели и представители власти, хотя посадить вместо чиновника могли и крестьянина, предложившего взятку), совращение в раскол (2), сокрытие беглых (3), убийства (3). Еще 5 человек мотали срок за побеги из тюрьмы. Возможно, охранялась она не важно.

Тюрьму посещал врач. Это видно по факту статистики, что «больных среди арестантов» за весь 1838 г. не было. Возможно, и содержались они здесь неплохо, на казенные денежки, а при них откормочно жилось и первым тюремщикам.

тюрьма в уржумеЕсли прежде городская тюрьма размещалась в частном деревянном доме, откуда сбежать, в принципе, не составляло труда, в 1870-е гг. в Уржуме возводится добротный каменный замок в три этажа, который сохранился до наших дней (теперь в нем РОВД). Строительство его было завершено в 1872 г. При тюремном замке был устроен и храм Александра Невского, в северо-восточном углу третьего этажа, многие годы окормлявшийся священником Константином Пономаревым.

На богослужения сюда приходили не только арестанты, но и воспитанники детского приюта, которые не допускались в обычный храм. При церкви ежегодно велись, как и при любом храме, метрические книги, в которых учитывались рождения и смерти, произошедшие в тюрьме, а также в больнице (ее тоже духовно окормлял тюремный священник). Если посмотреть метрические книги Александро-Невской церкви, можно найти множество имен различных солдат и крестьян. Из этого следует, что тюрьма охранялась солдатами, которые ходили в тюремный храм, и посещали его также крестьяне, жившие поблизости.

Тюрьма находилась в ведении полиции, которая не только задерживала и отправляла в «места не столь отдаленные». Один из сотрудников полиции отвечал за тюремный замок, который охранялся, как видим, не полицией, а солдатами. Полиция в Уржуме, как и в других уездных городах, была учреждена в июне 1782 г. по предложению вятского генерал-губернатора Ступишина и первоначально состояла из городничего, 2 приставов (уголовных и гражданских дел) и 2 ратманов.

Город был разделен на 2 квартала, каждый из которых включал от 50 до 100 домов. За порядок отвечал квартальный надзиратель вместе с помощником квартальным поручиком. В уезде вместо приставов были сержанты. В 1808 г. в Правительствующем Сенате было заслушано прошение коллежского секретаря г. Уржума Павла Разумова. Тот жаловался на городничего Дреера, который ехал по городу с зажженным пучком лучины. Опасаясь, как бы в городе не случилось пожара из-за этого, Разумов пытался остановить его, в результате чего городничий «превысил свои полномочия».

Позднее полиция была реорганизована. Согласно Положению о земской полиции от 1836 г. в уезде всеми делами, касавшимися ее, стали ведать земские суды, которые состояли из председателя уездного исправника и нескольких заседателей.

В 1875 г. в уездном управлении Уржума служило 9 человек: уездный исправник, его помощник, заседатель, секретарь, 3 становых пристава, полицейский надзиратель и смотритель тюрьмы. В 1878 г. к этому по Высочайшему утверждению были добавлены должности конно-полицейских урядников.

Первоначально на Уржумский уезд было определено 14 конных полицейских. Производила полиция и мелкие задержания, в основном за пьянство, которым грешили опять же в основном приезжие крестьяне и крестьянки. Наибольшее число задержанных в 1838 г. пришлось на январь, февраль и май – 24 мужика и 6 дам, меньше всего в страдные летние месяцы – 8 и 2 соответственно. Кроме того, в Уржуме жили люди, находившиеся под наблюдением полиции: «крепостные люди» (11) и 2 крестьянина.

Информация: Вятка: наследие

Полное или частичное цитирование материалов сайта, возможно только с гиперссылкой. Мнение редакции может не совпадать с мнениями и комментариях пользователей. Редакция не несёт ответственности за текст комментариев читателей.

Яндекс.Метрика

© Газета "Все свои" | 2011-2019 | 18+
top